Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Волков Алексей Иванович

Волков Алексей Иванович

Специалист юридической консультации №18 Московской областной коллегии адвокатов.

Родился Алексей Иванович в Абхазской СССР в 1952-м году.

В 1979-м году получил красный диплом юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Сразу после выпуска занял должность судьи в Ленинградском народном суде столицы. Затем перевелся в Комитет госбезопасности СССР, а с 1993-го по 1998-й год работал в Управлении Федеральной службы налоговой полиции. Адвокатской практикой занялся в 1998-м году.

Профессию юриста Алексей Иванович совмещает с профессией преподавателя: он читает курс налогового права в Академии труда и социальных отношений.

Является одним из авторов комментариев к 1-й части Налогового кодекса страны.

Случай из практики

В конце 90-х в Омске был убит руководитель одной из ведущих компаний пищевой промышленности. На внезапно «опустевшую» должность Совет директоров назначил главного инженера О., который прекрасно разбирался в технологии производства.

Спустя 2 года следственным органам, наконец, удалось напасть на след подозреваемых в данном убийстве. Трое мужчин к тому моменту проживали в Казахстане, где и были задержаны, а затем экстрадированы в Россию. На допросе один из подозреваемых назвал О. заказчиком убийства. Друзья О. обратились за помощью к Алексею Ивановичу, который подключил к делу своего коллегу по Московской областной коллегии адвокатов.

В процессе разбирательства защитники не только не встретили поддержки следственных органов, но столкнулись с неприкрытой враждебностью. Даже материалы следствия, напрямую касающиеся их подзащитного, адвокатам пришлось «вырывать» едва ли не с боем. И то, бумаги они получили только после привлечения Генеральной прокуратуры.

Изучив с трудом добытые материалы, защитники поняли, что заключение О. под стражу было незаконным, поскольку описание подозреваемого, данное свидетелем К., не соответствовало действительности. Следствие же не стало производить опознание личности, а сразу устроило очную ставку со свидетелем. Тот, отвечая на вопросы представителя следствия о том, как выглядел заказчик, просто описал внешность человека, сидящего прямо перед ним. Примечательно, что это описание совершенно не совпадало с первоначальными показаниями свидетеля.

Свою долю в оговор О. внес и гражданин Н. — явившийся с повинной подозреваемый по делу. Спустя несколько дней после того, как он дал показания в отношении О., он оказался на свободе. Предположительно, этому поспособствовали высокопоставленные покровители.

За гражданином Н. аналогичные показания стал давать К. Правда, их слова в отношении времени и места встреч с О., как выяснили защитники во время сопоставления материалов, не совпадали.

Столкнувшись со всеми перечисленными нелицеприятными для следственных органов фактами, адвокаты поняли, что это дело — яркий пример характерной для большинства регионов страны закономерности. Следствие не стремится искать настоящих преступников, ему не интересна объективность и справедливость — вся его работа сводится к «нанизыванию» имеющихся в деле деталей на показания псевдосвидетеля и созданию собственной картины преступления, не имеющей ничего общего с реальностью. Защитники понимали, что в суде им придется очень нелегко, но все же надеялись на торжество справедливости, обращая внимание судей на неправомерные действия следственных органов: психологическую обработку гражданина О. с целью выбивания «правильных» показаний, угрозы в адрес адвокатов. Но суд эти обстоятельства проигнорировал.

Во время судебного процесса О. свою вину не признал, обратившись к суду с критикой собранных доказательств. Остальные подсудимые от своих показаний отказались, аргументировав такое поведение «помощью» оперативных работников в «поиске» нужных слов. К сожалению, даже это не оградило О. от обвинительного приговора.

Однако ни инженер О., ни Алексей Иванович, ни его коллега прекращать борьбу не собираются. Они понимают, что в неблагоприятном исходе дела для О., вероятно, заинтересованы довольно влиятельные люди, но это не повод сажать за решетку невиновного человека.

Защита продолжается.