Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Васецов Александр Павлович

Васецов Александр Павлович

Член Московской городской коллегии адвокатов. Специалист юридической консультации №11.

Родился Александр Павлович в столице в 1939-м году. Ровно через 30-ть лет получил диплом Военно-политической академии им. В. И. Ленина по специальности юрист. 5 лет проработал судьей военного трибунала. 17 лет преподавал юриспруденцию в вузе. Адвокатскую практику начал в 1991-м году.

Кандидат юридических наук. Заслуженный юрист России. Имеет медали «За воинскую доблесть» и «За безупречную службу».

Александр Павлович написал и опубликовал порядка 80-ти научных работ, включая такие, как «Неоднократность и совокупность преступления при квалификации убийств», «Квалификация разбоя и хулиганства, совершенных с применением оружия». В соавторстве издал учебники «Воинские преступления» и «Советское уголовное право».

Случай из практики

Много времени, душевных и умственных сил Александру Павловичу пришлось потратить на защиту 62-летнего Ю. М. Гусева, которому предъявили нелепое обвинение в убийстве собственной жены. И не просто жены, а женщины, с которой он прожил 35-ть лет и завел общих детей.

Ю. М. Гусев провел под следствием 3 долгих года. И это притом, что доказательства, которыми оперировало следствие, были непоследовательными и весьма противоречивыми. Однако следователи предпочли акцентировать внимание лишь на тех из них, которые делали Ю. М. Гусева виновным, и не замечать те, что не вписывались в желаемую картину.

К примеру, на теле погибшей было обнаружено множество глубоких порезов, которые должны были привести к огромной кровопотере. Однако на месте, где был найден труп, следы крови были минимальны. Зато на теле можно было заметить явные следы волочения. На основании этого защита принялась утверждать, что убийство было совершено не на месте его обнаружения, а где-то еще.

Далее: время, когда супруга Ю. М. Гусева умерла, отличалось от времени ее последнего контакта с обвиняемым, когда, по мнению следствия, он и убил жену. Более того, ни на одежде, ни на теле Ю. М. Гусева не было найдено следов крови, впрочем, как не было найдено и орудие преступления. Были установлены и другие обстоятельства, не вписывавшие в картину следствия. Но ни одно из них не остановило прокуратуру от направления дела в суд.

Вполне возможно, что обвинитель надеялся, что суд в очередной раз «проглотит» предъявленные материалы и займет сторону прокуратуры. Не вышло. Дело было возвращено для проведения дополнительного расследования. Органы следствия вновь попытались найти доказательства вины Ю. М. Гусева и вновь потерпели неудачу, отправив дело в суд без каких-либо серьезных дополнений и изменений. На этот раз, Александру Павловичу удалось «развалить» доказательную базу и доказать невиновность своего подзащитного. Ю. М. Гусев был оправдан.

Изматывающий судебный марафон сильно подорвал здоровье Ю. М. Гусева. Суд назначил ему компенсацию морального вреда за испытанные нравственные и физические страдания — 8000 рублей, т. е. 1 доллар за каждый день нахождения в малопригодных для жизни условиях СИЗО. Смешная, если не сказать издевательская сумма, которую наше правосудие в угоду государства признало справедливой и отклонило все ходатайства адвоката о пересмотре размера возмещения.

Подобный подход наблюдается и при рассмотрении гражданских дел, одной из сторон в которых выступают государственные учреждения (например, жилищные органы или налоговые инспекции): законные интересы граждан немилосердно ущемляются. Так было и в деле гражданки П. Она долгое время поддерживала фактически супружеские отношения с гражданином И. Когда единственный сын последнего умер, П. переехала в трехкомнатную приватизированную квартиру И. для совместного проживания. Спустя полтора года И. погиб. Гражданка П. предприняла попытку получить наследство, направив с этой целью судебный иск для установления того факта, что П. находилась на иждивении И. Свои слова она подкрепила показаниями многочисленных свидетелей. Однако суд иск не удовлетворил. Все имущество И., включая квартиру, должно было перейти к государству. Только своевременные и массированные жалобы Александра Павловича в судебные инстанции высшего порядка позволили сохранить за П. всю собственность ее гражданского мужа.