Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Карманов Федор Александрович

Карманов Федор Александрович

Член Межреспубликанской коллегии адвокатов. Заместитель руководителя московской юридической консультации №94. Член Большого жюри Союза журналистов. Судья третейского суда Ассоциации банков России.

Родился Федор Александрович в городе Магадане в 1946-м году. В 1974-м году получил диплом Всесоюзного юридического заочного института. В адвокатуру был принят в 1991-м году. До этого 15 лет проработал в издательстве «Юридическая литература» и редакции журнала «Российская юстиция». Опубликовал десятки статей. Составил и издал книгу «Реабилитирован посмертно», неоднократно переизданную.

В адвокатской практике Федор Александрович отдает предпочтение делам о защите чести и достоинства, а также деловой репутации. Он помог директору Дома-музея А. Блока в Шахматове добиться правды у газеты «Московский комсомолец», академику Короткевичу — у газеты «Мегаполис-экспресс» и телевизионной передачи «Человек и закон», председателю правления банка «Тюменский кредит» — у газеты «Известия». Защитил интересы начальника ОВД «Дмитровский», председателя «Кредпромбанка» в уголовных процессах против них.

В 2002-м году Федора Александровича назвали «Почетным адвокатом России».

Свободное время предпочитает проводить в бане и бассейне в кругу друзей и знакомых-адвокатов.

Случай из практики

Почти 4 года заняло расследование уголовного дела об уклонении от уплаты налогов, возбужденное в отношении генерального директора организации Некрасова Ю. Н. Ему вменялась задолженность на сумму 4 миллиона долларов США и 38 миллиардов неденоминированных рублей (с учетом штрафных санкций).

Поводом для возбуждения уголовного дела стали выводы проверки документов, проведенной в апреле 1997-го года ТГНИ-18 ВАО столицы. При этом реальное состояние акционерного общества и правовое регулирование его деятельности не были приняты во внимание: объект и налогооблагаемая база были определены неверно.

Вместо рабочего договора комиссии, по которому должен был представить отчет Некрасов Ю. Н., налоговики предложили ему отчитаться по оплате товаров, услуг и работ, полученных авансом. Естественно, при рассмотрении положения дел с точки зрения данных оснований генеральный директор обязан был бы уплатить НДС. Однако Некрасов Ю. Н. с доводами проверяющих соглашаться не пожелал и платить им деньги тоже, поэтому он подал в арбитражный суд иск против налоговых органов. Суд решил, что, поскольку у ответчика нет доказательств получения истцом авансовых платежей, а деньги ему были предоставлены для выполнения условий договора комиссии, ответчик не имел права применять штрафные санкции за занижение НДС, несвоевременную уплату НДС и непредставление налоговых отчетов. Постановление суда вступило в законную силу.

На этом, казалось бы, вопрос должен быть исчерпан. Однако полиция налоговых расследований так не думала и возбудила против строптивого директора уголовное дело. В качестве вещественных доказательств она использовала драгоценные камни, нуждающиеся в обработке, которые заперла на несколько лет в сейф, а сейф опечатала. При этом попросту забыла о том, что в соответствии со ст. 28 Уголовно-процессуального кодекса все факты, выявленные арбитражным судом и зафиксированные во вступившем в законную силу постановлении, являются преюдициальными для любых типов дел, в том числе и уголовных. Отмена преюдиции допускается только после отмены решения арбитража. Свою «забывчивость» объяснили оговоркой, отмеченной в ст. 28 УПК: решение арбитражного суда, безусловно, имеет для других дел, но не в случае виновности обвиняемого. Но разве можно говорить о вине Некрасова Ю. Н., если судом он был признан невиновным, а факт уклонения от уплаты налогов – несуществующим?

Налоговое следствие не обращало внимания не только на принцип преюдиции, но и на то, что генеральный директор не имел умысла уклоняться от налогов: он не мог понимать общественно опасный характер своих действий, поскольку знал, что раздел «Договор комиссии» был неслучайно включен в Гражданский кодекс и что его отношения с контрагентом в полной мере отвечают требованиям законодательства. Значит, Некрасов Ю. Н. не мог предугадать негативные последствия своих действий – следовательно, в них в принципе не может быть субъективной стороны преступления.

Психологическая концепция преступления требовала от органов следствия определения действительного субъективного отношения обвиняемого к совершенному, а не установления его виновности, исходя из личных убеждений и отрицательной оценки следствием личности генерального директора и его действий.

В конце концов, защита сумела убедить следствие, что предмет спора подпадает исключительно под сферу гражданско-правовых отношений и должен рассматриваться не в уголовном порядке, что, собственно, и сделал арбитражный суд. Тем более, что генеральный директор не вывез, а ввез в страну 25 миллионов долларов и не скрывал того факта, что использует в своей работе на экспорт договор комиссии, предоставив все необходимые документы по нему.

Уголовное преследование Некрасова Ю. Н. было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.