Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Хейфец Елена Феликсовна

Хейфец Елена Феликсовна

Член Московской городской коллегии адвокатов. Партнер юридического бюро «Хейфец и Партнеры», ранее известного как «ХеЛБи».

Родилась Елена Феликсовна в Москве в 1958-м году. В 1981-м году получила диплом юридического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Через год вступила в ряды Московской городской коллегии адвокатов.

Была юридическим консультантом по российскому законодательству в парижском банке «Paribas», департаменте по правам человека Совета Европы, французской юридической компании «Gide, Loyrette, Nouёl».

В начале 90-х годов работала специалистом в первой частной юридической компании «Московские юристы». В 1993-м году стала партнером адвокатского бюро «ХеЛБи». В период с 1997-го по 2000-й год преподавала в Московской государственной юридической академии курс «Адвокат в гражданском процессе». В 2000-м году устроилась преподавателем в Институт государства и права Академии наук.

С 1998-го года является экспертом Российского фонда правовых реформ.

В адвокатской практике предпочитает заниматься делами из сферы корпоративного, гражданского, международного права. Является специалистом в представительстве интересов клиентов в арбитражных, третейских судах и судах общей юрисдикции.

Имеет медаль «В память 850-летия Москвы».

Владеет французским языком. Увлекается горными лыжами, искусством.

Случай из практики

Адвокатское бюро «Хейфец и Партнеры» – компания семейная. Ее основатели работают единой командой, хотя не прочь исполнить адвокатской «соло». И Елена Феликсовна не исключение.

В свое время крупный московский банк выдал кредит на сумму порядка 3-х миллионов долларов на реконструкцию здания ТОО «Садовое кольцо». Когда все необходимые работы были завершены, а положенная часть денег в банк так и не вернулись, кредитор направил заемщику письмо с требованием о досрочном погашении кредита ввиду нарушения условий договора. Однако ТОО с возвратом денег не спешило. Вместо этого оно в срочном порядке поменяло учредителей. Новым собственником стала оффшорная компания, которая решила продать здание. Стоимость данной недвижимости по рыночной оценке на 1994-й год составляла порядка 32-х миллиардов рублей. Балансовая стоимость на момент продажи была равна 7-ми миллиардам рублей, а покупателю здание досталось и вовсе за 3,5 миллиарда рублей.

После вторичной продажи собственником здания стала та же оффшорная компания, которая являлась учредителем «Садового кольца». Все участники сделки оказались аффилированы через одну компанию. При этом образовалось настоящее замкнутое кольцо: и здание продано, и денег нет, ни для государства (для уплаты НДС), ни для кредитора, – вся сумма «осела» у бывших учредителей «Садового кольца».

Банк обратился в суд для начала процедуры банкротства в отношении ТОО «Садовое кольцо». Адвокатом банка стала Елена Феликсовна. По документам, доставшимся адвокату, было видно, что сделки совершенно законны. Зацепиться, казалось бы, не за что. Но талантливая ученица адвоката-отца, признанного мастера адвокатского дела, сумела-таки углядеть лазейку. Ею стал новый Гражданский кодекс, в котором появилось разделение сделок на ничтожные и оспоримые. Елена Феликсовна считала, что в данном конкретном деле проведенные сделки противоречили требованиям Закона «О банкротстве», вступившего в силу в 1992-м году. Умышленные действия заемщика и его учредителей привели к значительному ущербу для кредитора. А значит, заключенные сделки являются ничтожными.

С позицией адвоката согласились все 3 судебные инстанции, после чего в Высший Арбитражный Суд поступил протест. На заседании ВАС Елена Феликсовна вела себя столь грамотно и профессионально, что ей, вопреки сложившейся традиции, было дано слово. И она сумела убедить Президиум ВАС в собственной правоте, оспорив доводы заместителя Председателя ВАС, имевшиеся в протесте. Протест был отклонен. В итоге спорное здание было возвращено в конкурсную массу – именно этого и добивался кредитор.