Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Хайретдинов Эдуард Мансурович

Хайретдинов Эдуард Мансурович

Член Московской городской коллегии адвокатов. Руководитель Первого адвокатского бюро.

Родился Эдуард Мансурович в Москве в 1959-м году. В 1984-м году получил красный диплом Московской высшей школы милиции МВД Советского Союза. Служил следователем ГУВД, а затем судьей столичного Гагаринского районного народного суда. В марте 1992-го года вступил в МГКА.

Специализируется на гражданских и уголовных делах.

Принимал участие в защите председателя Союза офицеров С. Терехова; генерал-майора В. И. Монастырецкого, занимавшего пост главы Финансово-экономического управления ФАПСИ; Т. П. Рохлиной; И. А. Александрова, руководившего Московской регистрационной палатой, и многих других видных лиц страны.

В число доверителей Эдуарда Мансуровича входят: компания «Акрон», банк «Российский кредит» и группа «Альянс».

Кандидат в мастера спорта по прыжкам с шестом.

Воспитывает двух сыновей. Увлекается чтением книг и походами в театр. Больше всего любит бывать в театре «Современник» на спектакле «Три товарища».

Случай из практики

22 апреля 1997-го года по всем телеканалам страны была озвучена новость, которая повергла в шок многочисленную спортивную общественность страны и не оставила равнодушными рядовых граждан. В 8 часов утра неподалеку о своей дачи в деревне Иванцево, что рядом с Москвой, из автомата был расстрелян президент хоккейной федерации Валентин Сыч, ехавший на служебной машине в сторону столицы. В том, что убийство заказное, никто не сомневался. Однако поймать виновников по горячим следам не удалось. Следствию пришлось заняться доскональным изучением окружения Сыча и выявлением его явных и скрытых недругов.

В середине лета был задержан предполагавшийся посредник между заказчиком и исполнителем – некто А. Н. Артемьев, являвшийся спортивным функционером. На допросе он показал, что «заказ» на убийство поступил от Роберта Черенков, который занимал должность вице-президента Федерации хоккея Московской области, а ранее был президентом распавшейся Межнациональной хоккейной лиги. Роберт Черенков считался самым ярым противником убитого руководителя ФХЛ. Задержанный упомянул о 25 000 долларов, которые должен был получить исполнитель.

8 августа Черенков был арестован. Во время беседы со следователем он признался, что где-то до весны 1995-го года он и Сыч поддерживали приятельские отношения, однако, когда Сыч стал всячески содействовать разрушению МХЛ и задумываться о создании Российской хоккейной лиги, мужчины стали серьезно конфликтовать. В итоге Сыч получил желаемое, а Черенкову ничего не оставалось, как довольствоваться должностью в подмосковной федерации.

Вот тут-то и объявился Артемьев. Он всячески агитировал Черенкова сместить Сыча, прибегнув к помощи компромата, и занять почетную должность. А если президент окажется чересчур упрямым, то его всегда можно будет «стукнуть по голове». Последнее предложение вызвало резкое осуждение со стороны Черенкова. Однако его рассказ не убедил следователей, и мужчина из подозреваемого превратился в обвиняемого, которого препроводили в камеру.

Адвокатом Черенкова стал Эдуард Мансурович. Ему пришлось весьма непросто. Доступ к материалам дела постоянно перекрывался, а следователь настолько сильно поверил в виновность мужчины, что решил ни перед чем не останавливаться, лишь бы найти необходимые доказательства.

В ноябре 1997-го года состоялась очная ставка между обвиняемым и председателем подмосковной хоккейной федерации, а по совместительству бизнесменом, Михаилом Безруковым. Во время очной ставки выяснялся способ и цель передачи денег.

Безруков показал: деньги он передал Артемьеву, которого ему представил Черенков. При этом Роберт не брал на себя обязательств на случай, если долг не будет возвращен. Кроме того, ни Безрукову, ни Черенкову назначение денег раскрыто не было. Но это никого не смутило: мало ли зачем могли понадобиться деньги «своему» человеку из «родного» спортивного окружения.

Настойчиво продвигаемая идея о Черенкове-«заказчике» на глазах превращалась в фикцию. Тем не менее, следователь, опасаясь за окончательный развал столь кропотливо создаваемой доказательной базы, «забыл» внести в протокол очной ставки фразу, имевшую принципиальное значение. Принципиальной она была потому, что не позволяла представить Черенкова как посредника в передаче денег для убийства Сыча. Эдуарду Мансуровичу понадобилось немало выдержки и мужества, чтобы оказать достойное сопротивление давлению со стороны следователя, который пообещал адвокату, что тот еще «пожалеет о своей активности». Но игра стоила свеч: защитник добился корректного оформления протокола с включением всех сказанных во время ставки слов, свидетельствовавших о том, что Черенков денег тех и в руках-то не держал, а был всего лишь очевидцем передачи.

Этот протокол стал толчком для принципиально иного исхода дела. Через несколько дней Роберт с подпиской о невыезде в кармане оказался на свободе. А затем дело в отношении него было и вовсе закрыто по реабилитирующим основаниям. Во время судебного заседания по делу Сыча он выступал в качестве свидетеля.