Московская юридическая компания — это профессиональные юристы, развитые партнерские отношения и деловые связи как в Москве, так и в ключевых регионах страны.

Звонок по России бесплатный
8 800 333-23-73
8 499 995-23-09
Заказать звонок

Дорофеев Дмитрий Михайлович

Дорофеев Дмитрий Михайлович

Заслуженный юрист России. Член Ярославской областной коллегии адвокатов №2. Глава адвокатского бюро «Лиго».

Родился Дмитрий Михайлович в Курганской области в 1942-м году. До поступления в Свердловский юридический институт (новосибирский филиал) несколько лет проработал на заводе. После получения диплома устроился в милицию.

В 1969-м году стал членом Кемеровской областной коллегии адвокатов, а в 1972-м году — Ярославской областной коллегии адвокатов. В 1990-м году по его инициативе была создана первая независимая адвокатская коллегия, которая получила название Ярославская областная коллегия адвокатов №2. Кроме того, Дмитрий Михайлович принимал участие в разработке проекта закона об адвокатуре.

Предоставляет консультации по вопросам бизнеса, оказывает помощь в хозяйственных делах.

Ярый спортивный болельщик. Его фаворитом в футболе является ярославский «Шинник», а в хоккее — ярославский «Локомотив».

Случай из практики

Дмитрий Михайлович не ведет статистику выигранных и проигранных дел. Куда больше внимания он обращает на дела, оставившие в его душе значительный след. Так было и с Иваном Петровичем К., вместе с которым он боролся против бездушия чиновничьей машины.

История эта произошла в конце 70-х годов. Перед судом предстал человек, которого обвинили в подлоге, выразившемся в неправильном указании даты рождения, с целью получения пенсии раньше положенного срока. Преступление было квалифицировано как мошенничество и хищение госсобственности.

Доверитель Дмитрия Михайловича, как оказалось, действительно «накинул» себе лишний год жизни. Однако произошло это в далеком 1942-м году, когда он, как и все мальчишки, рвался на фронт для защиты родины. Иван Петрович К. честно воевал до самой Победы. Домой вернулся с боевыми наградами. И решил не забивать себе голову исправлением документов – были дела и поважнее: страна лежала в руинах.

Приближаясь к пенсионному возрасту, Иван Петрович все чаще стал чувствовать себя неважно. Врачи, обследовав мужчину, присудили ему 3-ю группу инвалидности, после чего Иван Петрович и решил отправиться на заслуженный отдых пораньше – от греха подальше. И вряд ли бы кто-то высказал хоть слово претензии в его адрес, если бы не «доброжелатели», рассказавшие «кому надо», что пенсионер обманывает государство.

Долго пытался Дмитрий Михайлович доказать судьям, что мужчина пошел на подлог не ради собственной материальной выгоды, а ради высоких идеалов и стремлений, и что его фронтовые подвиги уже давно искупили «грех». Все оказалось напрасно: Иван Петровича арестовали прямо в зале суда.

В борьбе за честное имя настоящего мужчины и заслуженного человека Дмитрию Михайловичу пришлось пройти по всем ступенькам судебной иерархии, но он так и не смог перебороть безжалостную махину советского «правосудия». И с того самого момента, когда он понял, что борьба проиграна, Дмитрий Михайлович превратился в по-настоящему «безжалостного» адвоката, не прощающего следствию и суду ни малейшей оплошности и ошибки, допущенной в отношении его доверителей.

Так, однажды к нему обратился солдат Михаил П., обвиненный в убийстве товарища. Хотя ни о каком убийстве речи не шло: в казарме произошла банальная драка между несколькими солдатами. Один из них был ранен в живот и срочно госпитализирован. Делавший операцию хирург не смог распознать скрытое повреждение кишечника, что привело к развитию перитонита.

Была начата следственная процедура, в ходе которой пытались установить главного виновного в трагедии. В круг подозреваемых вошел и Михаил П. Он, как и другие участники драки, должен был пройти через процесс опознания, перед которым следователь поинтересовался, согласен ли Михаил войти в палату первым. Молодой человек не отказался. Однако по факту первым в палату вошел следователь. Солдаты же остались стоять в коридоре. Содержания разговора следователя с пострадавшим никто не слышал, однако после столь непоследовательного поведения служителя закона Михаил не пожелал заходить в палату первым. Следователь начал стыдить молодого человека. Однако подозрения Михаила, как потом оказалось, были ненапрасными: раненый указал на него, как на виновника трагедии.

Вторая операция привела к ухудшению состояния больного, и через 28 дней после драки он умер, а Михаилу П. было предъявлено обвинение в убийстве.

Представляя интересы молодого человека, Дмитрий Михайлович настаивал, что во время проведения процедуры опознания следователь воспользовался нечестными приемами. У трибунала зародились сомнения, насчет объективности следствия, и дело было прекращено. Михаил П. был освобожден.